Банк как юридическое лицо курсовая

Товарищество как юридическое лицо

1. Товарищество как юридическое лицо в исторической ретроспективе

2. Виды и формы товариществ в российском гражданском законодательстве

3. Хозяйственное товарищество как юридическое лицо

4. Некоторые особенности создания и функционирования товариществ как юридических лиц

Список использованной литературы

Список нормативных актов

Юридические лица в современном гражданском обороте России представлены различными организационно-правовыми формами. Особенности правовых конструкций юридических лиц вырабатывались в течение длительного времени. В настоящее время российское гражданское законодательство вернуло в оборот такие разновидности коммерческих организаций, как хозяйственные товарищества и некоммерческие товарищества.

Как отмечают многие исследователи [i]. возрождение частноправовых форм юридических лиц, в том числе и товариществ, в гражданском праве современной России началось с принятием Закона РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 445-1 "О предприятиях и предпринимательской деятельности" [ii]. Возвращение к истокам частного права происходило с известными трудностями, о чем свидетельствует систематика юридических лиц, представленная в названном Законе. Конструкции видов юридических лиц были внутренне противоречивы, непоследовательны. Об этом говорит, в частности, и тот факт, что вступивший в силу с 1 января 1995 г. новый ГК РФ содержал принципиально иную систему юридических лиц.

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что некоторые формы юридических лиц по настоящее время не используются предпринимателями. Например, в ряде европейских государств (в частности, в Германии, в Польше) такая организационно-правовая форма юридического лица, как коммандитное товарищество, весьма популярна в коммерческом обороте, в том числе и в сфере крупного бизнеса. В России же подобная форма ведения предпринимательской деятельности на практике встречается нечасто. Возможно, в немалой степени это связано с тем, что российский законодатель уделил незаслуженно мало внимания этому виду коммерческих организаций.

Глубина исследования проблемы. Следует отметить, что в настоящее время тема товарищества как юридического лица практически не разработана в российской науке. Не существует на настоящий момент и богатого выбора научной литературы, подробных юридических комментариев по вопросам регулирования общественных отношений, связанных с созданием и деятельностью хозяйственных товариществ и некоммерческих товариществ.

Целью настоящей работы является анализ основных юридических и практических проблем, вызванных недостатками правового регулирования создания и деятельности товариществ как юридических лиц в российском законодательстве.

Задача настоящей работы состоит в том, чтобы проследить логику развития юридических лиц на примере таких одних из самых распространенных организационно-правовых форм, как товарищества, и попытаться ответить на вопрос: к каким формам движется развитие данных юридических лиц.

ТОВАРИЩЕСТВО КАК ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО В ИСТОРИЧЕСКОЙ РЕТРОСПЕКТИВЕ

Обращаясь к истокам зарождения товарищеской формы юридических лиц, следует отметить, что римский правопорядок исходил из того, что товариществом обозначалось соглашение, по которому два или несколько лиц объединялись для осуществления известной хозяйственной цели, ведения совместными силами торговли или промысла [iii] .

Такой договор заключался, например, между лицами, желающими сообща построить дом или снарядить для торговли за морем корабль. Они участвовали в общем деле только имущественным вкладом или своим трудом либо сочетали имущественный взнос с личными услугами. Прибыль и убытки от ведения дела распределялись между товарищами поровну либо в предусмотренных договором долях. Обычно соглашение составлялось на определенный срок и прекращалось по его истечении либо после достижения поставленной цели. Существовали и товарищества на неопределенный срок [iv]

В классическом римском праве различались два вида товариществ:

а) товарищества, участники которых совместно проживали и вели совместную деятельность, договаривались об общности всего имущества, которое они имели в настоящем и надеялись получить в будущем, о разделении между собой всего, чем они обладали. Как правило, договор возникал между членами одной семьи (сособственниками, сонаследниками). Эти соглашения стали прообразом так называемых гражданских товариществ или договоров о совместной деятельности, не имеющих предпринимательского характера;

б) производственные товарищества, участники которых объединяли часть собственного имущества для выполнения определенной работы либо ведения совместной хозяйственной деятельности и получения общих доходов. Подобные договоры заключались между купцами или ремесленниками для совместного ведения торговли, промысла либо иной доходной деятельности. Так образовывались различные промышленные и торговые товарищества (societas) [v] .

Различные виды договора товарищества пронизывают всю историю гражданского права. Исследуемый договор получает развитие с распространением торговли, производства, становлением рынка и рыночных отношений. Так, с развитием капитализма договор товарищества постепенно получил широкое распространение не только в странах континентальной Европы, где в основном использовалось римское гражданское право, но и в странах общего права.

Являясь договором intuitu personae (обусловленный личностью участников), он подлежал прекращению вследствие смерти одного из участников товарищества [vi]. Если даже оставшиеся товарищи продолжали то дело, для которого образовывалось товарищество, это рассматривалось юридически как молчаливое заключение нового товарищеского договора в ином составе [vii]. По римским воззрениям, недействительно было соглашение о замене умершего члена его наследниками ввиду их неизвестности в момент договора [viii] .

Русскому гражданскому праву "древний аналог" договора простого товарищества известен еще со средних веков. Так, с XIII в. на Руси существует складничество как форма объединения людей на основе соглашения, заключенного в целях совместного ведения сельского хозяйства, торговли или промысла. Участники договора выступали как единое торговое предприятие, которое, однако, не являлось субъектом права. Купцы-складники заменяли друг друга в поездках и несли имущественную ответственность за вверенный им чужой товар. Полученный доход они делили из расчета внесенных каждым паев или товаров. Соглашение могло распространяться на одну поездку или заключаться на длительный срок.

С развитием в России торговых отношений договор простого товарищества приобретает не просто широкое применение на практике, но и законодательное урегулирование. Манифестом императора Александра I от 1 января 1807 г. "О дарованных купечеству новых выгодах, отличиях, преимуществах и новых способах к распространению и усилению торговых предприятий" было рекомендовано производить торговлю путем образования купеческих товариществ (полного, на вере и по участкам) с правами юридического лица.

Со временем российская правовая наука и судебная практика стали различать два вида товарищеских договоров: договор простого товарищества без образования юридического лица и договор о создании товарищества в качестве юридического лица (учредительный договор). Договорами простого товарищества признавались соглашения о постройке сообща дома и пользовании доходами с него поровну; о производстве кирпича на совместно построенном заводе; об уборке сообща урожаев, принадлежащих каждому из участников; о совместном приобретении леса на сруб и т.п. Товарищи обязывались друг перед другом объединить свои средства, усилия и согласованно действовать для достижения поставленной цели, чаще всего коммерческого характера. Они совершали сделки в общих интересах и выступали заодно перед третьими лицами. Однако заключенный партнерами товарищеский договор не приводил к возникновению нового субъекта права. Поэтому в отличие от полных, коммандитных и паевых (по участкам) товариществ, которые являлись юридическими лицами, такое соглашение называлось простым товариществом.

Таким образом, когда товарищества стали приобретать все большую хозяйственную самостоятельность, возникла потребность охранить существование товарищества от различного рода рисков, связанных с личностью или волей одного или нескольких товарищей, не составляющих большинства. Наиболее распространенным случаем изменения субъектного состава товарищей была смерть одного или нескольких из них.

Товарищеская форма предпринимательства уже была известна отечественному праву: до революции 1917 г. хозяйственные (торговые) товарищества активно использовались, главным образом купцами для ведения торговых дел.

Русское торговое законодательство прямо не определяло последствия смерти товарища, но ставило в обязанность каждого лица, вступающего в товарищество для производства общей торговли, при составлении договора о полном товариществе назначать лицо, долженствующее заступить в случае смерти его место для продолжения общей торговли (ст. 64 Устава торгового), причем это лицо могло быть названо в самом договоре или же, для избежания огласки, в запечатанном пакете, который должен быть вскрыт после смерти товарища (ст. 66 Устава торгового). Если назначения не было сделано, то с целью предотвращения распадения торгового дома товарищи могли соглашением, достигнутым при самом открытии торгового дома, постановить, что товарищество в случае смерти одного из товарищей или заявленного им желания оставить торговый дом продолжается между остальными товарищами с устранением наследников или их законных представителей от вмешательства в распоряжение делами.

В законодательстве европейских стран содержалось обратное правило, поэтому смерть одного из товарищей разрушала товарищество, если иное не было установлено в договоре, что подвергалось справедливой критике со стороны российских ученых [ix]. Поэтому в российском дореволюционном обороте действовало правило, если иное не было установлено в учредительном договоре и не состоялось по этому поводу позднейшего соглашения, что наследники вступали во все имущественные права наследодателя, кроме личных, например права распоряжения делами предприятия. Принятые на этих основаниях новые товарищи отвечали всем своим имуществом не только за сделки, заключенные со времени их вступления, но и за сделки, ранее того совершенные, одним словом, за все обязательства, лежащие на товариществе. Противоположное соглашение, конечно, было возможно, но оно имело силу в отношении товарищей, а не третьих лиц.

В гражданском праве советского периода отношение к товариществам несколько изменилось. Идеология социалистического государства не могла допустить ростовщического использования капитала. Поэтому законодатель требовал от товарищей личного участия в делах предприятия. Согласно ст. 289 Гражданского кодекса РСФСР 1922 г. простое товарищество прекращалось вследствие смерти кого-либо из товарищей. Однако в случае смерти товарища товарищество продолжало свою деятельность, если в товарищеском договоре имелось условие о выделении доли умершего или о замещении его наследниками по закону или по завещанию или учреждением, коему имущество умершего передается согласно закону (ст. 290 ГК РСФСР 1922 г.). В случае смерти одного из товарищей, при отказе заместителя умершего вступить в товарищество (ст. 290) товарищество продолжалось, если продолжение его в этих случаях предусмотрено договором товарищества или условлено соглашением остающихся товарищей. Доля выбывающего товарища при этом выделяется наличными деньгами согласно балансу на день выбытия (ст. 292 ГК РСФСР 1922 г.). Эти же правила распространялись на полные товарищества, товарищества на вере и товарищества с ограниченной ответственностью.

В Основах гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. и Гражданском кодексе РСФСР 1964 г. товарищеской формы организации юридического лица уже не было. Она была восстановлена только в современном российском гражданском законодательстве.

ВИДЫ И ФОРМЫ ТОВАРИЩЕСТВ В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

Юридические лица, созданные в форме товарищества, представляют собой объединения лиц (в отличие от объединения капиталов, каковыми являются общества), направленные на осуществление предпринимательской деятельности.

Согласно систематике российского гражданского законодательства товарищества как юридические лица подразделяются на хозяйственные товарищества и некоммерческие товарищества.

Хозяйственное товарищество представляет собой договорное объединение лиц для занятия предпринимательской деятельностью, несущих неограниченную ответственность своим имуществом по обязательствам товарищества [x] .

Хозяйственные товарищества подразделяются на два вида (некоторые исследователи называют их формами):

  • полные товарищества и
  • товарищества на вере (или коммандитные).

Полное товарищество - коммерческое юридическое лицо, участники которого (полные товарищи) имеют право осуществлять предпринимательскую деятельность от имени товарищества и несут неограниченную субсидиарную ответственность по его обязательствам.

Коммандитное товарищество (коммандита, товарищество на вере) - коммерческое юридическое лицо, объединяющее две категории участников. Первые из них - полные товарищи - ведут предпринимательскую деятельность от имени товарищества и несут полную личную ответственность по его обязательствам, вторые - коммандитисты (вкладчики) - не участвуют в деятельности товарищества и в управлении им и не несут никакой ответственности по его обязательствам, а их риск сводится лишь к потере внесенных вкладов.

Некоммерческое товарищество – это некоммерческая организация, учрежденная гражданами на добровольных началах для содействия ее членам в решении общих социально-хозяйственных задач.

Некоммерческие товарищества бывают следующих видов:

  • садоводческое некоммерческое товарищество,
  • огородническое некоммерческое товарищество,
  • дачное некоммерческое товарищество,
  • товарищество собственников жилья.

ХОЗЯЙСТВЕННОЕ ТОВАРИЩЕСТВО КАК ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО

Исследователи, занимающиеся проблемами юридических лиц, в первую очередь обратили внимание на то, что в строгом смысле хозяйственное товарищество нельзя отнести к юридическому лицу в том значении, какое ему придает ст. 48 ГК РФ. Это обусловлено следующим.

Главное назначение института юридического лица - ограничение предпринимательского риска его участников, тогда как форма хозяйственного товарищества, как хорошо известно и ясно следует из предшествующей ее характеристики, достижению этой цели не способствует, предпринимательского риска своих участников не снижает.

Характеризуя юридическое лицо как организацию, ГК РФ подразумевает наличие в нем такого признака, как организационное единство. Этот признак проявляется в определенной иерархии, соподчиненности органов управления, составляющих структуру юридического лица как организации. Система юридических лиц, известная современному ГК РФ, фактически восприняла формы полного и коммандитного товарищества в том виде, в каком они были известны дореволюционному законодательству Российской империи. Подобное некритическое заимствование привело к тому, что, будучи объединением, в основании которого находится договор, хозяйственное товарищество оказалось юридическим лицом, не имеющим своих органов, посредством коих товарищество формировало и изъявляло волю вовне всем третьим лицам. Хозяйственное товарищество лишено организационной структуры, поскольку управление его деятельностью осуществляют сами товарищи без образования каких-либо органов.

Единственным учредительным документом всякого хозяйственного товарищества - полного и коммандитного - является учредительный договор. Подписывают его, однако, только товарищи; ни само юридическое лицо, ни вкладчики (коммандитисты) его участниками не являются. Предоставляя определенные права юридическому лицу или вкладчикам [xi]. учредительный договор налагает на юридическое лицо (товарищество) и определенные обязанности; в коммандитном же товариществе этими обязанностями обеспечиваются права не одних только товарищей, но и вкладчиков.

Вместе с тем учредительный договор всякого хозяйственного товарищества создает не только права, но и обязанности для лица, в его заключении не участвовавшего (юридического лица). Более того, учредительный договор коммандитного товарищества порождает также и гражданские правоотношения между лицами, ни одно из которых - ни управомоченное, ни обязанное - не участвовало в его заключении (товарищество - вкладчики) [xii]. Достойного теоретического обоснования этим явлениям в юридической литературе пока не дано.

Если быть последовательным, необходимо признать, что, участвуя в имущественном обороте в качестве юридического лица, современные хозяйственные товарищества должны как минимум отвечать признакам юридического лица. В этой части организационное единство юридического лица может быть отражено только в уставе, но не в договоре [xiii]. Тем самым устранялось бы явное противоречие, расширяющее границы обязательства (каким и является договор, заключаемый участниками полного товарищества) до несвойственных ему приделов, имеющих черты публичности, и создающее препятствие в объяснении взаимоотношений между полными товарищами и вкладчиками [xiv] .

Еще одна проблема возникает при выходе товарищей или вкладчиков из коммандитного товарищества.

ГК РФ указывает, что по выбытии из товарищества на вере всех вкладчиков товарищество либо ликвидируется, либо преобразуется в полное товарищество. Вместе с тем коммандитное товарищество сохраняется, если в товариществе остались один товарищ и один

вкладчик (п. 1 ст. 86). Проблема же обнаруживается при попытке ответить на вопрос: с кем будет заключен учредительный договор товарищества на вере, если товарищ остался в единственном числе, а вкладчик стороной по договору не является?

Данный пример еще раз подчеркивает несостоятельность концепции юридического лица, не учитывающего такой признак, как организационное единство, который в свою очередь находит отражение в уставе организации. Таким образом, можно сделать вывод о том, что общим документом, определяющим организационное единство юридического лица (как товарищества, так и общества), должен являться устав [xv] .

Любое юридическое лицо - самостоятельный субъект гражданского права. Это, в свою очередь, означает, что личность юридического лица никоим образом не сливается (не является тождественной) и никак не зависит от личности его участников. В этом смысле, будучи договорным образованием, товарищество неспособно быть самостоятельным субъектом.

Действительно, рассуждая строго последовательно, мы должны прийти к следующему выводу: изменение состава участников товарищества (выбытие участника и (или) вступление нового участника) со всей очевидностью влечет изменение самого товарищества как юридической личности(!). И это при том, что основополагающим принципом юридического лица является независимость от лиц, его создавших. Здесь же уместно вспомнить и известную римскую максиму "договор - закон для двоих" в том ее значении, что соглашение нескольких лиц между собой никак не способно повлиять на уже образованный субъект права. Иное же по сути дела будет означать известную трансформацию категории "обязательство" в неколлидирующую ей конструкцию.

Очевидно, изменения должны коснуться и оснований прекращения хозяйственных товариществ.

В настоящее время основанием для ликвидации товарищества являются случаи, перечисленные в ст. 81 ГК РФ (для полного товарищества) и ст. 86 ГК РФ (для коммандитного товарищества). Являясь юридическим лицом (самостоятельным субъектом права), товарищество не должно реагировать на изменение состава его участников. Такая особенность свойственна договору.

В противном же случае мы вынуждены будем признать, что существуют юридические лица, личность которых неотделима от личности его учредителей. Но в этом случае такое образование нельзя будет назвать юридическом лицом. Такая конструкция не может быть объяснена и ссылкой на законодательство (так, мол, предусмотрено законом): смысл юридических лиц и логика их развития не позволяют произвольно добавлять в конструкцию юридического лица элементы, чуждые их природе [xvi] .

Следует отметить, что в германском праве (к которому тяготеет собственно и российское гражданское право) товарищества (полное, простое коммандитное, негласное коммандитное) не являются юридическими лицами [xvii]. Аналогично к вопросу о природе товарищества подходит и англо-американское право [xviii]. Справедливости ради стоит отметить, что конструкцию торгового товарищества русское дореволюционное право выстрадало [xix]. В России (дореволюционной, современной) признание за товариществами юридической личности является по сути данью исторической традиции [xx] .

Рискнем предположить, что признание товариществ юридическими лицами является в определенном смысле результатом чистой логики: есть лица юридические и есть физические, никаких других разновидностей лиц (субъектов права) нет и не может быть. Следовательно, если есть надобность в признании правосубъектности за товариществами, то это можно сделать только путем признания их юридическими лицами.

Подобный вывод подтверждает и эволюция хозяйственного товарищества, возрожденного в постсоветский период. До 8 декабря 1994 г. полное товарищество не являлось юридическим лицом, после этой даты признано таковым. Однако надо отметить, что и после принятия ГК РФ двойственное положение товариществ продолжает сохраняться, поскольку, как известно, не все товарищества признаются юридическими лицами - таким статусом не обладает простое товарищество.

О сложности статуса товарищества как юридического лица говорит также такой факт.

Новый ГК РФ впервые подробно урегулировал правовое положение хозяйственных товариществ, однако конкретного определения, как товарищество выступает по сделкам, не являющимся обычной их хозяйственной деятельностью, ГК РФ не дает. Закон предусматривает, что если в состав коллегиального органа входят все учредители полного товарищества, то участвовать в сделке вправе каждый из участников. При таком участии дополнительного документа, подтверждающего полномочия товарища, не требуется.

Учредительный договор может устанавливать и другие схемы органов полного товарищества: ведение дел всеми участниками совместно либо некоторым из них.

Существует иное мнение относительно участия полного товарищества в сделках:

во-первых, участвовать в сделке вправе каждый из участников. Это имеет место, когда каждый товарищ вправе совершать сделки от имени товарищества, не испрашивая на то предварительного согласия остальных товарищей;

во-вторых, возможно совместное выступление в сделке всех участников, когда для совершения каждой сделки требуется предварительное согласие всех товарищей;

в-третьих, заключение сделки одним или несколькими товарищами. В этом случае каждый товарищ, уполномоченный учредительным договором на ведение дел, вправе совершать сделки от имени товарищества без предварительного согласия остальных товарищей;

в-четвертых, допустимо участие в сделке нескольких товарищей, когда для совершения каждой сделки требуется предварительное согласие тех товарищей, которые уполномочены на ведение дел учредительным договором [xxi] .

Однако купля-продажа недвижимости, если это не является обычной хозяйственной деятельностью, представляет собой сделку особого рода, имеющую особую экономическую стоимость. Поэтому как бы орган юридического лица ни выступал в сделке - по доверенности или нет, - заключение такой сделки должно быть одобрено всеми членами полного товарищества. Такое одобрение может быть сделано устно, но на собрании членов полного товарищества и занесено в протокол общего собрания. Выписка из него и копия решения общего собрания должны быть приложены к перечню документов, необходимых для оформления договора. Выступать же в сделке может и один товарищ, которому учредительным договором поручено ведение общих дел. При этом трудно согласиться с авторами Комментария к ГК РФ ч. 1. которые считают, что "если сделка совершается участником, не уполномоченным на ведение дел, ему должна быть выдана доверенность [xxii]. так как без этого сделка будет считаться недействительной, потому что была заключена неуполномоченным лицом (ст. 174, п. 1 ст. 183 ГК), поскольку здесь речь должна идти о конкретном одобрении именно такой сделки всеми товарищами, а не о доверенности, выданной на совершение сделки.

Размер складочного капитала, а также его уменьшение или полная его утрата не влияют на заключение сделок с недвижимым имуществом, поскольку участники полного товарищества несут ответственность по обязательствам товарищества своим имуществом (п. 1 ст. 75 ГК), и, следовательно, требования кредиторов товарищества могут быть удовлетворены за счет их имущества, а не имущества товарищества.

Управление и ведение дел товарищества осуществляется полным товариществом по правилам о полном товариществе, и при заключении сделок с недвижимым имуществом вкладчики не вправе в них участвовать и выступать от имени товарищества иначе как по доверенности (ст. 84 ГК).

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ СОЗДАНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ТОВАРИЩЕСТВ КАК ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

В товариществах образуется складочный капитал, разделенный на доли - об этом должно быть сказано в учредительном договоре, который является единственным учредительным документом товарищества. В составлении устава необходимости не возникает, т.к. в товариществах предельно простая система органов управления и нет необходимости создавать специальные исполнительные и контрольные органы. Такая ситуация складывается в силу того, что каждый полный товарищ имеет право вести предпринимательскую деятельность от имени товарищества, т.е. по сути является его органом.

В учредительном договоре возможно и другое указание на органы товарищества. Во-первых, ведение предпринимательской деятельности может быть совместным. В этом случае для заключения любой сделки требуется единогласное решение всех товарищей, наличие которого товарищу, подписывающему договор, необходимо будет доказать (например, представив протокол собрания, на котором обсуждался этот вопрос). Во-вторых, ведение предпринимательской деятельности может быть возложено на определенного товарища (товарищей). В этом случае остальные будут иметь право заключать сделки только при наличии доверенности от уполномоченных товарищей. Следует обратить внимание на то, что подобная доверенность может быть выдана только полным товарищам либо вкладчикам (в коммандите), а не третьим лицам.

Безусловно, контрагенты, заключающие сделки с товарищами, не обязаны знать о наличии каких-либо ограничений в учредительном договоре. Поэтому ГК РФ устанавливает специальные последствия выхода участников за пределы установленных для них ограничений. Так, если учредительный договор предусматривает совместное ведение дел или ведение дел определенным участником (участниками) товарищества, а сделки совершены при отсутствии общего согласия либо неуполномоченными участниками, эти сделки могут быть признаны недействительными, только если контрагент был осведомлен о наличии ограничений. Очевидно, тот факт, что контрагент был осведомлен, должно будет доказывать товарищество.

Любой полный товарищ имеет право вести предпринимательскую деятельность от имени товарищества, следовательно, каждый товарищ должен иметь статус предпринимателя, т.е. быть физическим лицом - индивидуальным предпринимателем либо юридическим лицом коммерческого типа. Участие в товариществе некоммерческих организаций, имеющих право в соответствии с учредительными документами осуществлять предпринимательскую деятельность, представляется весьма спорным, т.к. у данных организаций иная цель создания. Думается, именно поэтому ГК РФ в п. 4 ст. 66 прямо устанавливает невозможность для некоммерческих организаций быть полным товарищем как в полном, так и в коммандитном товариществе.

Еще одно требование, предъявляемое к полным товарищам, состоит в том, что полный товарищ имеет право в этом качестве участвовать только в одном товариществе (полном либо коммандитном). Это объясняется тем, что товарищ своим участием гарантирует интересы кредиторов, которые, имея дело с товариществом, рассчитывают получить удовлетворение за счет личного имущества товарищей, поэтому участие лиц в качестве полных товарищей в нескольких товариществах ослабит гарантии прав кредиторов. Так ли это? Отвечая на этот вопрос, вспомним, что любой субъект гражданского права, вступая в гражданско-правовые отношения, несет ответственность всем своим имуществом, на которое может быть обращено взыскание по требованию кредиторов. Соответственно, полный товарищ имеет право заключать любые непредпринимательские сделки. Что касается сделок предпринимательских, то ГК РФ (п. 3 ст. 73) содержит только одно ограничение - товарищ не вправе без согласия остальных товарищей в своих интересах либо в интересах третьих лиц совершать сделки, однородные с теми, которые составляют предмет деятельности товарищества, т.е. конкурировать с ним. Поскольку ГК РФ ничего не говорит об иных сделках, мы приходим к выводу о правомерности их заключения. То есть полный товарищ имеет право вести собственную предпринимательскую деятельность, если она не аналогична той, которую осуществляет товарищество. Получается, что товарищ может вести собственную предпринимательскую деятельность и не может ее осуществлять путем участия более чем в одном товариществе. Такая ситуация представляется нелогичной; соответственно, было бы целесообразнее исключить из ГК РФ положения, запрещающие участие субъекта в качестве полного товарища более чем в одном полном товариществе.

Вкладчиками товарищества на вере могут быть любые субъекты (включая коммерческие организации), кроме тех, кому это запрещено законом. В настоящее время такой запрет распространяется на государственные органы и органы местного самоуправления, которые в соответствии с ч. 3 п. 4 ст. 66 ГК РФ не вправе выступать участниками хозяйственных обществ и вкладчиками в товариществах на вере. В отношении участия в качестве вкладчиков в товариществах, финансируемых собственником учреждений, ч. 4 п. 4 ст. 66 ГК РФ устанавливает необходимость разрешения на это собственника.

Особенности правового положения коммандитистов состоят в том, что, во-первых, они не участвуют в деятельности товарищества и не отвечают по его обязательствам; во-вторых, их участие в товариществе может не раскрываться. ГК РФ не предъявляет требований, в соответствии с которыми учредительный договор должен содержать информацию о вкладчиках и подписываться ими. В учредительном договоре необходимо лишь указать совокупный размер вкладов, вносимых вкладчиками. Соответственно, только полные товарищи могут решать вопрос о конкретном вкладчике и размере его доли; внесение вклада удостоверяется свидетельством, выдаваемым вкладчику. Таким образом, допускается анонимное участие субъекта в качестве коммандитиста в товариществе на вере.

Имущественное положение товарищества (как полного, так и коммандитного) во многом определяется наличием неограниченной личной ответственности полных товарищей по его обязательствам. Поскольку такая ответственность в значительной степени гарантирует интересы кредиторов, закон не содержит серьезных механизмов, иным образом защищающих их интересы. Такие механизмы существуют применительно к обществам, участники которых не отвечают по долгам, а лишь несут риск утраты вкладов.

Так, согласно ст. 70 ГК в учредительном договоре товарищества должно быть сказано о размере складочного капитала, но не установлен его минимум, из чего следует, что складочный капитал может быть достаточно небольшим. Кроме того, единственным последствием уменьшения фактического размера складочного капитала (если из-за понесенных товариществом убытков стоимость его чистых активов станет меньше размера складочного капитала) является запрет распределять прибыль от деятельности товарищества - ни уведомления кредиторов (с их правом потребовать немедленного исполнения обязательств и компенсации убытков), ни возможности принудительной ликвидации юридического лица Закон не предусматривает. Запрет на распределение прибыли действует до момента, пока стоимость чистых активов не превысит размер складочного капитала.

Вкладом в складочный капитал товарищества может быть любое имущество, в том числе деньги, ценные бумаги, иные вещи, а также имущественные права. Денежная оценка неденежных вкладов осуществляется исключительно по соглашению участников; требований независимой экспертной оценки закон не предъявляет.

Вклад в складочный капитал (о размере которого должно быть сказано в учредительном договоре) участник обязан внести к моменту регистрации товарищества в размере не менее 50%. Остальная часть должна быть внесена в сроки, установленные учредительным договором, - поскольку закон не устанавливает каких-либо максимальных пределов, это могут быть любые сроки (даже длительные). Таким образом, не исключены ситуации, когда товарищество на вполне законных основаниях в течение нескольких лет будет функционировать с не полностью оплаченным складочным капиталом.

Если участник не внес в течение установленного учредительным договором срока оставшуюся часть вклада, то в соответствии с п. 2 ст. 73 ГК РФ он обязан уплатить товариществу 10% годовых с невнесенной части вклада, а также возместить причиненные убытки. Обращает на себя внимание тот факт, что учредительный договор может устанавливать иные последствия (или не предусматривать их вовсе).

Размер долей участников в складочном капитале является определяющим фактором при распределении прибыли и убытков товарищества - они распределяются пропорционально долям, если иное не предусмотрено учредительным договором либо соглашением участников. Следует отметить, что соглашение не может отстранить кого-либо из участников от участия в прибыли либо в убытках.

Складочный капитал коммандитного товарищества формируется из вкладов полных товарищей и коммандитистов; при этом сами полные товарищи определяют объем участия вкладчиков - закон никаких требований по этому вопросу не предъявляет.

В соответствии с законодательством РФ ни полное товарищество, ни коммандита не имеют права выпускать акции. Следует отметить, что французское и немецкое право допускают разделение капитала, вносимого в коммандиту вкладчиками, на акции, что влечет появление акционерной коммандиты [xxiii] .

Как видим, закон не предъявляет серьезных требований к формированию и содержанию складочного капитала товарищества. Объясняется это, как отмечалось выше, наличием личной ответственности полных товарищей по обязательствам данного юридического лица, вследствие чего складочный капитал товариществ не играет роли единственного гаранта интересов кредиторов (что свойственно для уставного капитала обществ). Выясним, в чем состоит и как реализуется эта ответственность. Прежде всего следует отметить, что ответственность товарищей является солидарной, что соответствует статусу участников-предпринимателей. Субъектами ответственности являются, во-первых,

Источник: www.lawinrussia.ru

Категория: Банки

Похожие статьи: